«

»

Ноя 06

Два в одном

Благодарю Катюшу -коуча и просто хорошего человека из Минска,  за то что так искусно  помогла мне разобраться в весьма странном сновидении…

В одной из прошлых записей  я как бы между прочим упомянула о том, что «получила жизненную миссию». Беззаботно так упомянула, словно речь идет о посылочке от дальних родственников. Хотя этот образ отчасти и отражает форму произошедших со мною событий, я не хотела бы обесценивать их глубинную суть. А причиной той моей легкомысленности было состояние некоторого ступора и желание нащупать хоть малейшую возможность дать задний ход. Какая-то часть меня ощутила колоссальный груз ответственности от обладания знанием предназначения. Ощутила и тут же испугалась его.

Теперь, спустя несколько недель с момента самых острых переживаний и самых  глубоких смыслов, мне открылась важное понимание. Возможно, это понимание справедливо и для других душ, получающих опыт в человеческом теле. Состоит оно в том, что «спецзадача на жизнь» предложена мне в виде флакона «два в одном».

Одна из частей флакона – это специализация моего служения людям. То, что я могу и должна сделать, и никто не сделает этого лучше или вместо меня. Здесь представлены и страсть, и талант, и неистовое желание, и невероятные возможности осмыслить, пережить и достичь истинного мастерства. Научить людей не бояться смерти. Такова моя тема.

Другая часть флакона – это самая сильная боль души. Она невероятным образом связана с темой служения. Возможно, именно поэтому людям сложно принять свою миссию, когда в ней скрыта такая глубокая и древняя боль. Не принимала свою тему долгое время и я, не смотря на общую ее очевидность и огромное количество детальных подсказок. Теперь мне она предъявлена безапеляционно и одновременно со своею изнаночной стороной. Вина за смерть своего народа. Такова боль моей души.

Душа так остро переживала чувство неизбывной вины, что вылила его в неистовый гнев. А гнев привел к еще более трагическим последствиям. Лишение головы тела царя, погибшего на поле боя, по принятым в ту пору религиозным верованиям трактовалось однозначно. Осквернение мертвым телом. Правительница осквернила себя и свой народ.

Мои воспоминания давнего воплощения души – это тема многих последующих записей. Теперь же меня волнует иное. Каким образом мне следует испить этот флакон с двойным смыслом? Должна ли я сначала избавиться от вины и скверны, которые душа тащит в себе более чем две с половиной тысячи лет? Следует ли мне преодолеть свои собственные страхи, связанные со смертью – своей, родных людей, близких существ? Прежде чем я буду вправе рассуждать об истинном бесстрашии – отсутствии страха перед смертью.

В ответ на мои вопрошания мне приснился сон, который стал для меня руководством к реализации жизненной миссии.

…Я нахожусь в родильном зале, в полном одиночестве и с пониманием, что свои роды должна буду принять самостоятельно. Зал большой и светлый, а в воздухе витает золотистый полупрозрачный туман. Я с легкостью вытаскиваю ребенка из своего живота и вижу, что наши пуповины соединены вместе.

Каким-то образом я знаю, что этот ребенок – девочка. Тело ее испачкано кровью и слизью, что мне неприятно и потому я опускаю ее в емкость с чистой прохладной водой. Держу там ребенка некоторое время, до того момента пока тело ее совсем не очистилось. Затем вытаскиваю девочку и любуюсь этим чистым светящимся существом. По размеру и формам она скорее напоминает пятимесячного младенца, плотненького и крепенького, что пришлось бы по нраву всем мамам и бабушкам мира.

Я кладу малышку на столик и обнаруживаю пленки на ее глазах. Многослойная пелена на пути зрительного восприятия, словно марлевая маска. Я проворно снимаю пленки, одна за другой – поочередно то влево, то вправо. Пальцы мои движутся осторожно, но решительно.

Когда же глаза девочки оказываются свободными, она начинает говорить. Голос ее по-детски чистый, но речь зрелая, как у взрослого рассудительного человека. В этот момент мое внимание привлекают лица людей, что начинают проявляться сквозь золотистый туман. Они все невероятно удивлены происходящему. Одни обрадованы своему присутствию при чуде, когда устами младенца глаголет истина. Другие же, напротив, напуганы страшащей неизвестностью, что ждет их впереди после такого чудесного явления…

Почему мне этот сон так напоминает инструкцию к моей жизненной задаче? Потому что он несет в себе очень много знаковых сообщений и символов. Они отзываются в моем сознании конкретными рекомендациями. Так, например, сама девочка видится мне моей жизненной миссией. Тот факт, что я достаю ее из области пупка, средоточия энергии чистой воли, говорит мне о необходимости такого волевого акта.

Омовение водой – это необходимое моей душе очищение от вины и от скверны. В части вины душа должна простить себя, раз и навсегда. Понять, что любые ее переживания, решения и действия есть воплощение божественного плана. Скверну я могу очистить благими деяниями по отношению к природе и ко всем живым существам.

Снятие пленочной маски  с глаз ребенка говорит об избавлении от иллюзий внешнего мира во имя ясного видения. Иллюзии могут быть двух видов. Первые проистекают из прошлого в виде вины, обиды, сожалений – их я убирала по левую сторону от младенца. Вторые крадут внимание на вымышленное будущее  страхами, тревогами, предрассудками – эти я отодвигала вправо.

Говорение чистым детским голосом – это трансляция истины, как она есть, без малейших искажений. Это точка безупречного Здесь и Сейчас, лишенного каких бы то ни было привнесений из прошлого или из будущего.

Итак, короткое резюме:

  • Истинное намерение реализовать свою миссию
  • Радикальное прощение души и безвозмездные деяния во благо живых существ
  • Избавление от иллюзий прошлого и будущего во имя ясного видения
  • Чистое вещание из момента Здесь и Сейчас

Таково руководство к содержимому моего флакона «два в одном».

Комментарии:

  • Facebook ()
  • Сайт (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Captcha Captcha Reload