«

»

Фев 24

Офелия – Фаина – Джетта

Часть 1. Офелия

С момента исчезновения Санты прошло почти два года, в течение которых я была верна данному себе обещанию – никаких собак в моем доме.

Но и на сей раз мне предстояло убедиться – все мои установки, ограничения и разумные доводы прекращают работать, когда Судьба ломится ко мне в двери. А она со мной обычно бесцеремонна, обрушивает такое количество знаков, сигналов и подсказок, что сопротивление в какой-то момент становится бесполезным. Приходится сдаться на волю фатуму. И наблюдать.

В течение нескольких недель мне всюду маячили черные лабрадоры – на тот момент порода довольно редкая в наших краях. Сначала поток шел по моему любимому каналу, визуальному. Это были и прогуливающие черных лабрадоров граждане, и фотографии в журналах, и мелькающие черные мордахи в фильмах и новостных сюжетах. В моей информационной реальности они появлялись чаще, нежели популярные политики и шоу-мэны.

И вот когда Ей этого оказалось недостаточно, Она задействовали второй канал, который будучи редко используемым, для меня обладал большей достоверностью. В случае с картинками и образами я иногда списывала синхронности на свою природную наблюдательность и цепкий глаз художника. А вот звуки приходили редко, только в самые важные моменты. Этими звуками стала песня Бутусова, которая просачиваться ко мне в уши на каждом углу: «Лабрадор, Гибралтар..» И однажды, придя домой и включив радио именно на этом заветном слове – ЛАБРАДОР, я сдалась и внимательно отнеслась к следующей за песней радио- информации. Реклама выставки собак, которая состоится в ближайшие выходные.

Первое, что я увидела при входе на выставку – большой плакат с фотографией черного лабрадора и объявлением о новорожденных щенках. Как позднее выяснилось, щенки родились  8 сентября, за несколько дней до выставки, в мои именины. Сомнений не было – вновь пришло время для собаки, но я еще пыталась делать вид, что обладаю правом выбора. Ха-ха-ха…

Так, например, я рационально решила, что это непременно должен быть кабель, меньше хлопот. В помете оказались четверо щенков черной масти и трое «шоколадок». В том числе шоколадный кабель по имени Оскар. Ему я и отдала предпочтение, заочно. В общем, через положенные восемь недель я ехала знакомиться с шоколадным кабелем Оскаром, а домой возвращалась с черной сукой Офелией. Это была любовь с первого взгляда, взаимная и безоговорочная.  Дело даже не в том, что она первая подошла ко мне, а в том – как она проявляла себя в собачьем сообществе. Я наблюдала за ней некоторое время: заводила и выдумщица, она сочиняла игры из подручных материалов – тряпок, досок, мисок. Увлекала игрой всех остальных, а когда же игра была «закручена», тут же теряла к ней интерес и убегала затевать что-нибудь новое, неизведанное. И так безостановочно – просто вечный двигатель. Исследователь, новатор, генератор. Да это же я – только в собачьей шкуре!

С этой поры черный лабрадор с гордым родовым именем Офелия Чаккатри прочно поселился в моем сердце и в моем доме…

Часть 2. Фаина

В первые же часы жизни Офелии на новом месте  возник вопрос: как называть щенка в быту? Нужно было что-то менее официозное, при этом емкое, для удобства отдачи команд, и в то же время, отражающее ее живой темперамент. Так появилась первая версия. Фаня (Funny) – потому что забавная или Фаина – потому что блистательная.

С этим именем черный веселый карапуз осваивал просторы двухкомнатной квартиры. Первые недели она спала в тумбочке у кровати. Ей это место показалось весьма укромным и достаточно приближенным к новой маме.  Если ночью снился тревожный сон и Фаня жалобно скулила, мне достаточно было протянуть руку, почесать пухлое пузико, и девочка успокаивалась. Лужи она приспособилась оставлять исключительно на углу ковра в гостиной. Делала это с большим вкусом – деликатно присаживалась над восточным орнаментом и сопела, шумно выражая облегчение и удовольствие.

Любимое занятие между активными играми – забраться ко мне на колени, пока я работаю с компьютером, свернуться клубочком и сладко сопеть, подергиваясь лапами и повизгивая во сне. Она и по ту сторону реальности продолжала играть и забавляться. Пройдет несколько месяцев, и уже 20-килограммовый теленочек будет безуспешно пытаться повторить этот ритуал. В результате – удовольствуется размещением своего тельца поверх моих ступней. Не мордочкой, нет, а именно всем весом, так чтобы не пошевелилась и никуда не ушла.

Однажды я посмотрела фильм о Раневской. И поняла – при всей моей любви к гениальной актрисе, моя «собака-барабака» никакая не Фаина. Да, обладает чувством юмора, да, мудрые глубокие глаза с бесиками… Но – не монументальная, саркастичная и вечная Фаина.

Нужно другое имя. Имя определяет многое, задает ритм жизни. А может быть даже и дату смерти. Как знать…

Часть 3. Джетта

Как появилось это слово, я уже точно не помню. Я всегда любила слова и имена с заглавной буквой «j». Just, jazz, Jonny, Joly… Jetta. Может быть, я увидела это слово на старом Volkswagen…

Фаина стала Джеттой, теперь уже окончательно. Она же – Джуся, она же Джуня, она же собака-барабака, она же лапушка и девочка…. Под этими многочисленными именами она успешно училась, путешествовала и познавала мир – на суше и в воде. Среди безоговорочных ее побед –  сердце золотистого лабрадора Леона, благодаря чему на свет появились пятеро удивительных плюшевых малышей.

Не устоял перед Джеттой и Дик – кабель немецкой овчарки, который в своей округе прослыл фригидным самцом. Ни одна девушка его породы не вызвала в нем должного отклика, а вот Джетта была его дамой сердца с первого же знакомства. И однажды, по человеческому недосмотру, «осуществилась их любовь». Плодами любви стали две черные суки, в последствие радующие своих хозяев не только крепким здоровьем, как все метисы, но и удивительным, неживотным интеллектом.

Джетта со мной и моей семьей уже более десяти лет. За это время было столько приключений – и веселых и грустных. Я недавно поняла: с ней я переживаю опыты всех моих предыдущих черных собак. Она эмоциональна и открыта к общению – как Санта, она умна и изобретательна – как Топа, я знаю ее с первых недель жизни – как Чернушку и я познаю и принимаю ее увядание – как с Жуликом.

Увидев ту черную мертвую собаку на улице, я подумала – вероятно, мне предстоит познать с Джеттой и смерть. Но я надеюсь, что это случится не скоро. Лабрадоры считаются долгожителями среди собачьего роду-племени…

Комментарии:

  • Facebook ()
  • Сайт (1)

1 комментарий

  1. Jуйла

    Разархивировала мою память )))))))))))))))
    Вспомнилось, как я подарила Джетте куклу, она умильно брала её с собой кушать на кухню, уходя на прогулку, аккуратно оставляла у двери.

    Без зверей люди умерли бы от Великого Одиночества Духа.

    У нас с Джеттой теперь созвучные имена )

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Captcha Captcha Reload