«

»

Мар 28

9 октября 2008 года. Пинок от мироздания.

Продолжение – 4 записи “Круговорот девяток”

Ноющее беспокойство прибило меня к обочине. Я останавливаю автомобиль у развилки и набираю номер мужа. Долгие длинные гудки. Похоже, звук выключен. Пытаюсь понять происхождение этой тяжести внутри. Оснований – хоть отбавляй. Некоторая их часть связана с набирающим обороты кризисом. Это и упавший до нуля рынок корпоративного обучения, в считанные месяцы оставивший нас не у дел. Это и новый семейный бизнес, не успевший набрать обороты и оттягивающий ресурсы ежедневно – финансов, времени, нервов. Кредиты и займы вдруг стали непомерным грузом. Облегчить этот вес продажей собственности не удавалось – рынок недвижимости также безнадежно замер.

Вдобавок ко всеобщему, мое состояние уплотнили и личные обстоятельства. Сначала авария в самый разгар лета, затем долгие тяжбы с коварной триадой “страховики – банкиры – сервисники”. Дорожная неприятность случилась три месяца назад, а машину я забрала из ремонта – тому лишь три недели.

Первый класс дочери обернулся абсолютным кошмаром для всей семьи. В ней проснулась маленькая дикарка –  переворачивала парты во время урока, убегала в парк на переменах, таскала приглянувшиеся вещи из чужих сумок и шкафчиков… Учительница заявила, что встретила «такого Маугли» впервые за тридцать лет практики. Вдобавок к обычным родительским хлопотам первоклашки мы получили направление на обследование у психиатра.

Совершенно ошарашила новость – я беременна. Все вокруг как-то странно обрадовались. А я металась между состояниями – ступора, страха и чувства вины. Ступор от непонимания «Почему теперь, когда это так некстати?». Страх от навязчивой мысли «Я с этим ни за что не справлюсь». Вина перед  новой жизнью, которую я должна была привести в этот мир, а для чего – не понимала.

Контуженная этими обстоятельствами, я будто утратила чувство потоковости. Не понимаю – куда идти, не чувствую – что следует делать. Это похоже на попытку двигаться по подвешенному над пропастью мосту, но с завязанными глазами. Более того, я теперь негативно влияю на реальность близких людей. Уговорила вчера мужа на поездку, которой он явно не желал, и та закончилась для него аварией.

Я постояла еще немного  у развилки. Поверну налево –  уже через несколько минут буду дома. Заварю себе травяного чаю, закутаюсь в уютный плед и предамся неге и праздности. Поеду прямо – возможно, справлюсь со своим беспокойством путем действий, которые должно делать…  Я выбираю логику и волю – вывожу автомобиль по прямой.

Остановка на красном светофоре следующего перекрестка. Пауза в несколько секунд, а затем плавное ускорение. Не успеваю отъехать и ста метров, как справа меня подрезает шустрая «авео». Не будь той летней аварии, когда правую часть капота снесла лихая «копейка», я бы могла отреагировать по-другому. Но следы в памяти еще очень свежи. Резко жму по тормозам.

Далее все происходит словно в мутном липком  тумане. Чувствую сильный толчок сзади. От удара падаю на руль, все мои вещи с заднего сиденья перелетают вперед  – какие-то папки, брошюры, прайсы, купленные накануне фрукты. Меня догнала резвая «газель». Первая мысль – удивленно-отчаянная  «Этого просто не может быть!». Та же ситуация, что вчера у мужа: перекресток, светофор, неожиданный удар сзади.

Меня начинает трясти. Гарнитура мобильника куда-то закатилась! Без нее я не могу воспользоваться телефоном. Я лихорадочно роюсь по полу своего «енота», но черная мелкая загугулина подло прячется на фоне темной обивки салона. Водитель «газели» предлагает  свой телефон, но мне никак не удается вспомнить знакомые номера…

Через год, рассказывая другу об аварии, на вопрос «Все ли живы?» я неопределенно отвечу «Почти все». Пока меня трясло и лихорадило, внутри замерла новая жизнь.  Решила не продолжать свое существование в таких неблагоприятных обстоятельствах…

В моем воображении порою возникает образ “жизненного пути”. Это не трасса, не грунтовая дорога и даже не лесная тропа. Это больше похоже на бескрайнюю паутину, натянутую посреди межзвездного пространства. Я каждый раз своими мыслями, решениями и действиями выбираю одну из нитей-тропинок ближайшего узелка и перемещаюсь по витиеватому полотну. Маленькие узелки я даже не замечаю – движусь по ним микроскопической точкой. Сочленения покрупнее и чувствуются более явственно. Они непременно связаны с преодолением страхов. Сумела побороть страх – вышла на новую плотную нить. Не сумела – осталась кружить по хоженому-перехоженому участку.

Но сменить декорации можно и другим, более интенсивным способом. Воспользоваться примером кузнечика. Для этого следует хорошенько раскачать паутину. Это просто – как на батуте. Затем, дождавшись широкой амплитуды, отпустить свое тело вслед за инерцией и ждать приземления. Куда бог пошлет.

И хотя в тот день, 9 октября 2008 года, я формально выбирала направление движения – налево либо прямо, все же не покидает чувство, что меня именно катапультировало с островка прежней жизни. За многие мили прочь. И я так резко оттолкнулась, что взлетая ввысь разорвала старое паутинное полотно. Так, чтобы не оставить ни единого шанса к возвращению.

Я помню, как незадолго до этого дня раскачивала свою паутинную жизнь. Бросалась в омут с головой, вопреки знакам и предупреждениям, логике и аналитике, элементарному инстинкту самосохранения. Особенно памятен день – 9 апреля 2008 года, за шесть месяцев до пинка от мироздания…

Комментарии:

  • Facebook ()
  • Сайт (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Captcha Captcha Reload