«

»

Мар 16

9 октября 2009 года. Чайка – первый полет.

Продолжение – 2 записи «Круговорот девяток»

Сижу у распахнутого окна старинного здания в самом сердце города. В окнах напротив едкие соцветия герани соседствуют с модными нынче драценами и кратонами. Удобно расположилась на чуде офисного дизайна – стуле модели ISO, названном то ли с претензией на мировые стандарты качества, то ли  с намеком на некое родство офисной эргономики с изобразительными искусствами.  Для меня «удобно расположиться» означает: поджать левую ногу, широко отвернуть колено, правым бедром придавить левую ступню. Такой вот вариант «четверти лотоса» служит хорошей опорой для спины, чтобы не заваливалась и не уставала от сидячего положения. Как  это выглядит со стороны – то забота наблюдателя, а вовсе не моя.

Краем глаза отслеживаю  входящих в комнату людей, чьи лица по большей части мне не знакомы.  Сегодня первое занятие программы «Чайка по имени Джонатан», но сейчас мои мысли занимает  вовсе не то, что случится теперь, в ближайшие несколько дней или в грядущие два года – время, заявленное на программу.  Мне вспоминается мой путь к этому узелку-пересечению времени и пространства. Плелась дорожка, надо сказать, замысловато.

Впервые чайка Джонатан пытался пробиться ко мне  шесть лет назад. А я твердо держала оборону. Из вежливости  уступила близкому знакомому – взяла книгу, которую он передал мне с восторженными комментариями. Ричард Бах, “Чайка по имени Джонатан Ливингстон”. Но та пролежала в ящике стола  напрочь лишенная моего внимания. По возвращении ее хозяину пришлось признать, что не читала. Что вообще последние годы интересуюсь исключительно бизнес-литературой.  Потом была электронная версия книги от едва знакомого человека. Ее постигла схожая участь  – в архив, на вечное хранение.  И уж тем более я не уступила напору эйчар-службы,  снабдившей всех менеджеров корпорации личной копией книги. Они выполняли нетривиальное распоряжение первого лица компании, но в примитивном стиле – «обеспечить и доложить об исполнении”.

В следующий раз Джонатан подбирался ко мне иным путем. Припоминаю, как три года назад я вернулась из поездки к морю, где совершила крайне неожиданный для себя поступок. Прыжок  с высоты двух тысяч метров и сорок минут птичьего полета на параглайде над  фантастически красивой бухтой. Высота. Мой самый страшный страх остался позади.

Вскоре после возвращения я заглянула в любимый книжный магазин – просторный, с высокими стройными рядами. Дрейфовала мимо книжных полок в своем любимом стиле: плавное перетекание между рядами, чуть рассеянное внимание, плотоядное вдыхание аромата типографской краски. Пока глаза не выдернут что-то из общего объема, а какая-то плотность внизу живота вдруг радостно запульсирует, закрутится теплым вихрем. На этот раз это была маленькая книга, в ярко-синей обложке с рисунком человека, летящего на параглайде. «Бегство от безопасности», автор – Ричард Бах.

Я прочла тогда несколько его произведений. Но до «Чайки» дело не доходило категорически. То ли сработала моя привычка не знакомиться с писателем со стороны бестселлера, дабы тот не заслонял многогранность автора.  То ли мой извечный дух противоречия – уж больно настойчиво ее предлагали. То ли я была не готова. Но до знакомства с «Чайкой» прошло еще немало времени.

За полтора года до начала программы “Чайка” близкое знакомство с Джонатаном наконец состоялось.

Я вижу себя полулежащей на кровати гостиничного номера. В руках моих книга, тусклая лампочка потолочного светильника явно не предназначена для читальни. Мне приходится горбиться и щуриться над книжными страницами.

Проект с компанией-клиентом подходил к завершению. Пришло время обменяться финальными подарками “на добрую память”. Что может быть лучшим подарком, нежели хорошая книга? Правильно – ничего. Поэтому я остановила свой выбор на шедевре киевского издательства «София». Потрясающие иллюстрации, высококачественная полиграфия на мелованной бумаге . “Чайка по имени Джонатан Ливингстон”, Ричард Бах. Меня вовсе не смутила идея дарить книгу, которую сама еще не читала.  Более того – даже теперь, имея ее в руках, я все еще не планировала с ней близкого знакомства. Но обстоятельства распорядились иначе.

Экстремально жаркий май, да неисправный кондиционер в гостиничном номере, да громкая кавказская свадьба в ресторане ровно под моими окнами – все это не способствовало ночным сновидениям. Я пыталась занять себя работой, но как-то не пошло. Тут и попросилась в руки «Чайка». То, что довелось мне испытать в ту ночь,  психологи наловчились именовать  катарсисом. Глубокое эмоционально потрясение.  По мне это больше похоже на душевный водопад, венец которому – сияющая радуга. Это когда ты вроде бы и прежний, но в то же время уже совершенно другой.

“Чайку” я читала лишь однажды. Фигурально выражаясь, нам с Джонатаном выпала всего одна ночь вдвоем. И это было так хорошо, что повторять не стоит больше. Дабы не осквернить драгоценных воспоминаний.

За полгода до начала программы “Чайка” Джонатан вновь дал о себе знать. Видимо, не доверял. Полагал, что могу пройти мимо, не заметить важную информацию или не отреагировать на нее должным образом. За несколько недель до анонса программы я приобрела одну любопытную вещь. Фотография дерева, одиноко стоящего в поле. Художник, благословлённый озарением и сложными техническими приемами, заключил крону дерева вместе с летним солнцем в полупрозрачный шар-линзу. Что–то в этом оптическом пузыре было одновременно и от рафинированной индивидуальности, и от всепоглощающего единства.  Я заразилась идеей этого образа и все стремилась его приладить к другим формам и объектам окружающего меня пространства. То в виде аэрографии на автомобиле, то витражного стекла в мастерской, то росписи панели ноутбука. Но ни одна идея не готова была осуществиться. Оставался какой-то зуд, что все это не о том.

Пока организатор «Чайки» анонсировал  будущую программу, я не могла оторвать взгляд от фотографии в его руках. Это было то самое фото. В конце своего спича он сообщил, что еще несколько лет назад выбрал это изображение символом программы. Разумеется, у меня не возникло ни малейшего сомнения, что я буду участвовать в ней.

Для пущей верности, когда чуть позднее я задалась вопросом «а будет ли в моей жизни Чайка?», Джонатан отреагировал молниеносно. Ответ пришел в образе точёной деревянной фигурки под сводами бассейна. Я в этот момент расслабленно болталась в воде, лежа на спине. Мои раскинутые руки точь-в-точь повторяли размах крыльев  птицы, парящей надо мной в свободной вышине.

И вот я здесь, где мне должно быть. 9 октября 2009 года, первый полет программы “Чайка”. А за девять месяцев до этого дня приключилось еще одна значимая девятка – 9 января 2009 года…

Комментарии:

  • Facebook ()
  • Сайт (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Captcha Captcha Reload