«

»

Авг 01

Цикл: “Черно-белое Познание”

Черный голубь – 1

сентябрь 2011

Это было позавчера. Я видела черного голубя.

Совершенно черного, без традиционных голубиных пятен и сизых переливов оперения.

Он сидел на крыльях ворот, что автоматически открывают въезд во двор моего дома. Первое удивление сменилось любопытством. Мы смотрели друг на друга пристально, казалось даже  – с похожими  мыслями. Что ты за зверь? Откуда здесь взялся? Какую весть мне принес?

В тот же день черный голубь явился мне еще дважды. И оба раза он был с белым пером.  Для начала в стихах: «черный голубь напишет песню белым пером своего крыла».  Затем в образе на картине. Темнокожая женщина с иссиня-черными волосами и такими же крыльями за спиной держала в руке перо безупречного белого цвета.

Я вспомнила о белой вороне – птице, прославленной людьми. Вымышленный образ о том, каково это – быть чужим среди своих соплеменников. Светлая личность среди воронья. Всю жизнь борется с примитивными устоями, несет свет и служит людям примером. Этому архетипу посвящено множество человеческих мифов, верований и даже религий.

А в чем же таится крест черного голубя?

Давай подумаем вместе. Голубей принято считать божьими посланниками мира и любви.  Ведь так? В этой ипостаси их изображают белыми ангелоподобными птицами, легко парящими в чистой синеве небес.

Чаще встречается цветастая голубиная масть: серо-синие, пепельные, серебристые, коричневые, бурые, рыжеватые и даже усыпанные  мелкими веснушками.  Но и эта разноцветно- крылатая публика всегда воспринимается весьма доброжелательно. Люди их повсюду прикармливают,  любуются ими, делают снимки на память. Как приятно кормить голубя с руки, ведь у него такие изящные и доверительно-горячие лапки.

Попробуй теперь представить посреди этого светлого благоденствия судьбу черного голубя. По меньшей мере – это  путь одиночки. А может и более того – крест изгоя и отщепенца. Ведь он несет нечто, что не симпатично людям. Что противоположно радостям жизни. Например, страдания  смерти.

Так уж устроены мы, люди. Нас больше радует рассвет начала жизни,  зенит ее середины, но мы панически боимся заката. Страшимся финала, забывая о том, что он никогда не бывает абсолютным. Конец – это всегда начало чего-то нового.

Совсем не случаен образ белого пера в крыле моего случайного знакомого. Даже если он пришел создавать  песнь о смерти, пишет он ее во имя Чуда человеческой жизни.

Так вот какую весть принес мне черный голубь!

Белая ворона – это Человек, который вознесся над людьми во имя любви.

Черный голубь – это Ангел, который пал с небес во имя той же любви.

Имя ей – любовь к Человечеству.

 

Черный голубь – 2

июнь 2012

Осенью прошлого года во дворе городской многоэтажки я обнаружила необычную птицу. В том, что голубь совершенно черный, оставались некоторые сомнения – ведь я увидала его лишь однажды, да и друг-реалист внес  значительные колебания: мало ли как  там падал свет, или с утра не совсем проснулась, или иной какой фактор повлиял на искажение реальности… Одним словом, – не верь глазам своим!

Слова скептичного друга легли в благодатную почву –  моим поднаторевшим на логической ниве мозгам не просто принять  некоторые образы, ситуации и обстоятельства. Они лихорадочно хватаются за линейные временные модели, причинно-следственные связи – одним словом, проверенные жизнью «программы здравого смысла».  Чаще всего чудесные совпадения, неземные явления, нереалистичные видения укрываются плотным покрывалом серой «разумности». Но с черным голубем вышло иначе.

В мае этого года он появился вновь и поселился во дворе основательно. Один из охранников даже поставил для него кормушку и поилку. Пусть живет птица с комфортом! Иногда черная птица появлялась одна, а иногда с сизой подружкой. Я всматривалась в ее крылья, перья и хвост и не могла разгадать загадку.

Когда голубь прилетал в одиночку, то был гуталиново чёрен. Ни малейших бликов на перьях, никакого перламутрового ожерелья на шее. Мелковатая голова. Приземистое туловище. Появляясь с подружкой, мой черный знакомец выглядел несколько иначе. Казался крупнее, выше ростом. Шею как будто бы опоясывал едва уловимый изумрудный перламутр. А взлетая, он демонстрировал сизые подпалы на внутренней части крыльев.

Я не могла найти объяснения такому преображению. Значит ли это, что мое восприятие непостоянно, а вместе с ним – изменчиво и мое видение окружающей реальности в лице птицы? Или же голубя так меняет присутствие дамы сердца? Разгадка случилась вчера. Отправляясь на очередную утреннюю велопрогулку, у самых  ворот я обнаружила трех пернатых. Сизая голубка, почти черный голубь и … совсем черная голубица. Ее пол стал очевиден только рядом с этой семейной парочкой.

Не менее очевидно, что эта черная птица совершенно одинока. В социально-птичьем смысле. Нет у нее ни пары, ни гнезда с птенцами, ни родной стаи. Она монахиня среди голубей. Но в этом одиночестве нет ни малейшего страдания. В ней чувствуется наивысшее счастье добровольной отшельницы.

Вспомнились слова Аллы Демидовой из интервью, которое я услышала лет десять назад. На вопрос о смысле человеческого  счастья, актриса призналась, что в разные периоды своей жизни она отвечала на этот вопрос по-разному. И только в зрелом возрасте узнала наверняка, что «Счастье – это одиночество». «В самом деле?» – удивилась молоденькая журналистка. «Абсолютно!» – ответила мудрейшая из женщин.

Я не орнитолог и не смогла бы определить возраст черной голубицы, но одно мне ясно наверняка – счастье истинного одиночества она уже познала.

P.S. Черные голуби в природе встречаются только на островах Японского архипелага.

Черный + Белый = черно-белый?  = серый?  =  триколор!

июль 2012

О черном голубе, который на поверку оказался одинокой голубицей, я уже писала, и даже не раз, повторяться не стану.  Пару недель назад в молодом поколении голубиной стаи,  живущей в парке у источника, появилась ее копия, но «в негативе». Голубка белая – безупречно чиста и невинна, ни малейшего цветного вкрапления, ни единого темного пятнышка.

Как и положено полярности, она проявляет совершенно  иные качества. В отличие от черной своей соплеменницы, что держится исключительно особняком, белая голубка все время рвется в гущу событий, стремиться пребывать бок о бок с пернатыми собратьями. При этом очень необычно приподымает крылья – словно хочет накрыть их всех, защитить от всякой напасти.

В отношении двух моих новых знакомых родилась такая ассоциация: черная страдалица и белая со-страдалица, как две крайности одной шкалы. А что же посередине? Черно-белая зебра, где противоположности сменяют друг друга, но не перемешиваются? Или может быть серая нейтральность, где все смешалось, и нет уже никаких крайностей? Что же в центре? Как это узнать?

Сегодняшним ранним утром, в который раз задаваясь ворохом «совершенно непрактичных вопросов», я задумчиво кормила  голубиную стаю. Здесь были особи разных мастей: и черные с белым, и белые с черным, и совершенно серые.  Но ни одна из них не походила своим обликом на искомый ответ.

Собравшись уже уходить, я приостановилась – мой взор привлекла трехцветная птица, необычайно пестрой ажурной окраски. Будто талантливый художник нарисовал на ее туловище, между черной головой и белым хвостом, пестрые дуги, похожие на рыбьи чешуйки,  – белые, серые и светло-коричневые. Что-то внутри екнуло и пробежало мурашками по рукам и ногам – верный знак того, что я приблизилась к разгадке.

Но сама разгадка ожидала меня дома. Она жила рядом уже четыре месяца и всем своим видом демонстрировала ключ к тайне. Подросший лесной найденыш – кошка по имени Глаша, в графе «порода и масть» вместо «трехцветная дворняга» деликатно зарегистрированная ветклиникой, как «метис триколор».

И дело не столько в ее окрасе, сколько в тех качествах, которые Глаша проявляет ежедневно, с первого дня жизни в моем доме.

Во-первых, моя кошка – ужасная злючка. Если что ей не по нраву, то нет на свете хищника страшнее Глаши. Цепляется когтями в оголенные части тела обидчика, прижимает уши, таращит глаза и яростно вгрызается в плоть. И не так-то просто ее в этот момент отодрать от добычи, даже опытному ветеринару не сразу удалось. Увы, у  Глаши есть «темная сторона».

Кроме того, Глаша – самая неистовая неженка, которых я когда-либо встречала. Уж если ласкаться и мурчать, то до полуобморока, не только кошачьего, но и хозяйского.  Ныряния и топтания, оглушительная трещотка и птичий свист, бодания с разбегу и даже слюнявые поцелуи – все идет в ход у любящей кошки. Глашина «светлая сторона» – весьма щедрая компенсация “темной”.

Ну и третья ипостась моей кошки, она же – ключ к разгадке. Глаша – творчески активное создание! Я конечно понимаю, что все малыши любят забавы и игры. Но Глаша не просто развлекается, она все время фантазирует, дает волю воображению, без устали генерирует новое:

Играет в футбол, и не только мячами, но и всем, что можно катать  по полу – ручками, карандашами, колпачками от фломастеров. Выкатывает цветные мелки из коробки и пачкает ими все вокруг, включая свои усы и  мордочку. Устраивает сезон охоты на мягкие игрушки, наполняя дом беготней и боевыми кличами, а в завершении гордо приносит добычу хозяйке. Роет окопы в цветочном горшке и готовится к войне за право спать под стволом юкки. Сбрасывает мелкие предметы со всех полочек,  радуясь их звонкому приземлению на пол.  Забирается в полиэтиленовые пакеты и громко шелестит. Прячется в коробках и выпрыгивает неожиданно…

Эта часть моей кошки – золотая!

Благодарю тебя, Глаша. Я поняла, что золотая середина находится вовсе не по центру шкалы. Она вообще не линейна. И даже не середина. Она – золотая вершина треугольника!

Теперь я знаю, ЧТО уравновешивает полярности:

Игра. Творчество. Радость.

 

Комментарии:

  • Facebook ()
  • Сайт (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Captcha Captcha Reload