«

»

Авг 19

Какая разница: стритрейсинг, кайтбординг или параглайдинг? Главное – Мастерство!

***

Есть у меня один давний знакомый по имени Николай, в прошлом профессиональный летчик, а ныне – успешный бизнесмен. Свою страсть к полетам Николай реализует за рулем автомобиля на городских узких улочках, широких проспектах и скоростных автострадах. Я никогда не была фанатом скорости на дороге, но Николай – тот редкий гонщик, рядом с которым чувствуешь себя не только спокойно, но и радостно, будучи вовлеченной в поток его мастерства и страсти к вождению. Таких принято называть стритрейсерами, и они – вовсе не бездумные лихачи, а самые настоящие пилоты на дороге.

Недавно я узнала об одной забавной истории, связанной с пристрастием Николая к скоростной езде. Следуя по трассе областного значения, он остановился в ответ на просьбу водителя старенькой “ауди”. Оказалось, что в машине пожилой семейной пары закончился бензин, и они попросили Николая отбуксировать их до ближайшей заправки, на что тот, конечно же, согласился. Но по пути Николай увлекся разговором по мобильному телефону и совершенно забыл, что у него на мягкой сцепке прикреплен повидавший виды агрегат. Пролетев несколько десятков километров на своей привычной скорости и все время пытаясь оторваться от какого-то назойливого преследователя на хвосте, Николай вдруг вспомнил о взятой на себя задаче.

Он, конечно, очень сильно извинялся, но ущерб уже был нанесен: кроме того, что на “ауди” задымили шины от лихорадочных попыток водителя затормозить, старички пережили сильнейший стресс, что в их возрасте вряд ли назовешь полезным. Таким образом, спустившемуся с небес мастеру преподали важный урок: не забывай о том, что ты – на Земле и согласовывай свою скорость с теми, кому вызвался помогать.

***

Со вторым Николаем я почти не знакома, более того – вообще не уверена, что его зовут Николаем*. Но мне для образности рассказа удобнее будет его так именовать – Николай Второй.  Надеюсь, что ты не против. Прошлой весной я увидела его группу на полуострове Тарханкут, что на западном побережье Крыма. Серфингисты виртуозно скользили по  волнам, подхваченные силой воздушных  змеев, которых в свою очередь стремился унести в небо молодой весенний ветер. С благоговением я узнала, что сие зрелище зовется «кайтбординг». В кайтбордисте я увидела человека, развившего свой талант на поверхности земли (в данном случае – воды, что суть одно и то же) до такого уровня, что ему стали подвластны сами небеса. Восходящий мастер!

Помню это чувство восторженного возбуждения: «И я так хочу!», а следом за ним щемящее сомнение: «А смогу ли?». Николай Второй – тренер местной школы серфинга вместо того, чтобы разжечь мое желание, углубил неверие: «Прежде чем взяться за кайт, нужны долгие тренировки на обычной доске, потом еще столько же – под парусом. К тому же, в кайтбординге требуется очень хорошая спортивная подготовка» – добавил он, осматривая мое тело, весьма далекое от скульптурных образцов его двадцатипятилетних учеников. Конечно, формально он был прав. И я отдаю себе отчет, что для женщины под сорок, никогда не занимавшейся атлетическими видами спорта, такая идея выглядит более чем экстравагантно. Но дело вовсе не в том, чтобы объективно оценить мои шансы на успех. Он подогрел мое сомнение, которое переросло в стойкое убеждение: «Моя мечта мне недоступна. Никогда!»

Вспоминая эту ситуацию и некоторые похожие на нее, я вижу общее качество у восходящих мастеров, что частенько мешает оторваться от земли их ученикам. Даже пройдя этот путь самостоятельно, они по-прежнему настолько привязаны к земле, что не позволяют безумной мечте своих последователей расправить крылья. Потому что не вполне еще верят в свою причастность к Небу.

***

Третья история, которую мне хочется рассказать, во времени произошла где–то посередине между знакомствами с Николаем Первым и с Николаем Вторым. Я решила сделать себе неожиданный подарок ко  дню рождения. Взять, и одним махом преодолеть страх высоты, который с годами превратился в настоящую фобию. До этого спонтанного решения я неделю лежала на пляже в бухте Олюдениз, что в турецком Фетхие, и с восторгом наблюдала за парапланами, спускающимися с двух тысяч метров вершины горы Бабадаг.**

Когда же я приняла решение и подтвердила его денежным намерением в виде предоплаты, то ровно с этого момента на меня свалилась плита страха и с каждым часом все сильнее придавливала мое тело к земле. Между покупкой билета и самим прыжком прошли почти сутки, в течение которых я не сомкнула глаз, выпила литр виски для смелости и совершенно замучила мужа сомнениями: ехать или не ехать. В результате я решила так: поеду наверх вместе с группой смельчаков, а если будет слишком страшно, то спущусь вниз вместе с водителем. На том и порешили.

Прыжок планировался в режиме sunset, то есть на закате – с целью  усилить визуальные впечатления от опыта. Примерно за час до назначенного времени дряхленький внедорожник выехал в сторону верхней площадки горы. Лихой водитель  Махмуд мчал по крутому серпантину, а из-под колес гроздьями вылетали камни грунтовой дороги и с треском осыпались по отвесному склону.

Сорок пять минут поездки наверх стали настоящим кошмаром!

По прибытии на вершину я оказалась в затруднительном положении. Прыгать страшно, но возвращаться назад с Махмудом еще страшнее. Руководитель группы проявил деликатность и мудрость, заменив мне инструктора. Вместо бравого турецкого хлопца он подозвал тихого и улыбчивого  Исмаила. Тот предложил мне всего лишь одеть костюм… всего лишь примерить  параплан… всего лишь сесть в кресло и… сделать четыре шага к краю земли … Один – два – три – четыре – всё!

Сорок пять минут парения вниз. Три четверти часа тотального счастья!

Спустя некоторое время я задалась вопросом: а что было бы, если бы Махмуд вез меня осторожно, подогревая мой страх на медленном огне? Или же Исмаил подталкивал к  обрыву настойчиво, включив на полную катушку инстинкт самосохранения? Не было бы ничего! А не случись того Полета, то и я сейчас была бы другой. По сей день прыжок с парапланом  остается самым ярким впечатлением в моей жизни. Моя заземленная личность открыла в себе сущность покорителя небесных просторов – орла! Я вышла из этого опыта с устойчивым убеждением:

ПОСЛЕ ЭТОГО –  Я МОГУ ВСЁ!

Преклоняюсь перед настоящими мастерами своего дела: лихим Махмудом*** и тихим Исмаилом****, которые сделали мне такой бесценный подарок. Стало быть, совершенно не важно, в каком потоке работает мастер – нисходящем или восходящем, важна только степень его Мастерства.

 

 * Николай (греч.) – “победитель народов”

** Бабадаг (тюрк.) – “вершина Отца”

***Махмуд (араб.) – “достойный похвалы”

****Исмаил (др.-евр.) – “Бог сам слышит”

 

Комментарии:

  • Facebook ()
  • Сайт (3)

3 комментария

  1. Лидия

    Какой окрыляющий рассказ! Теперь буду искать случая воплотить и свою мечту о полёте!

  2. Ирэнка

    Три удивительных истории о Мастерах. Благодарю, Тали!

  3. Юлия

    Потрясающе! “Всего лишь” и ты уже летишь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Captcha Captcha Reload