Кир-очевидности

kirРовно год прошел с той истории и теперь могу уже написать об этом. Начну с конца – он все-таки умер. Как я ни боролась за его жизнь, болезнь оказалась сильнее моего желания спасти это крошечное существо. Двенадцать дней я посвятила его исцелению, переживая волны слабых улучшений и острых кризисов. К концу двенадцатого дня поняла – все, он уходит. По голосу поняла:  его звонкое прежде «мааа» стало скрипуче-утробным. На закате солнца попрощалась и оставила его в покое. К  утру тринадцатого дня в черном измученном тельце не стало котенка по имени Кир.

 

Кир-очевидность:

Доверяй своему чувству «Не могу не…»

Разве случайно я не уехала из города в заблаговременно подготовленную поездку, а сдала билеты накануне того самого дня? Разве случайно свернула с проторенной дорожки в парке и пошла окольным путем? Разве случайно увидела непогашенный костер и пошла на дым, где и обнаружила его? Разве случайно попытка оставить котенка в проходном месте привела туда бойцовского пса без намордника, отчего пришлось поспешно возвращаться и спасать черного малыша от зубастой угрозы?

22

Каждый раз, когда я искренне, без сомнений иду за этим чувством внутри «не могу не…» – все затем складывается легко и благополучно. Стоит же мне засомневаться, дать себе себя же отговорить, хоть на миг – и словно река сталкивается с порогом, закручивается в водовороты и поднимает со дна мутный ил. Потом только и остается, что расхлебывать эти замутнения.

 

Кир-очевидность еще одна:

Смерть – это никогда не конец, что бы о ней ни говорили.

Кир продолжается  в своей матери, которую зовут Норой и которая  теперь тоже живет у нас, и поверь – это очень забавная история. Кир продолжается в сыне Норы по имени Бальзак, появившемся на свет через полгода и точь-в-точь похожем на него. Кир продолжается в черно-белом брате Бальзака Кристи, который решил, что наш дом – это и его дом тоже, и не дал себя  отсюда увезти. Кир продолжается в черной крошке Адель и в ее сестрах и брате. Пока я пишу эти строки, они мирно спят  в соседней комнате вместе со своей матерью. И еще Кир продолжается в сердце нашей дочери Насти, которая в истории с больным малышом проявила такую силу самоотверженной сострадательности, что трудно было ожидать от человека ее возраста.

_14_20101030_1003641149

Мать Аделины и Нора – обе пришли к нам из того самого парка, в котором год назад я нашла Кира. Пришли уже на устойчивое «не могу не…», и потому все складывается благополучно. Кир продолжается в жизни. Потому что противоположностью смерти есть рождение, а у жизни нет противоположности. Жизнь – бесконечна.

 

Знаю-знаю, эпиграфы положено помещать в начале текста. Но когда пишешь о кошках – правила не работают. Поэтому, даю в конце:

33

 

«Жизнь всегда повторяется, обновляется, сколько бы ее ни сокрушали – ободрали до костей, выжгли дотла, втоптали в грязь, изранили, отвергли, унизили, замучили и надругавшись, оставили в отчаянии и безвестности умирать» (Кларисса Пинкола Эстес «Верный садовник»)

 

предыдущая запись цикла “Мои кошачьи ашрамы”

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Captcha Captcha Reload

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.