«

»

Июл 21

Послание Томирис

Октябрь 2011

– Кто ты?

– Я – царица сакская.

– Царица савская? Та, которая жена Соломона?

–  Не та, другая. Меня зовут Томирис. Царица скифских племен – саков и массагетов, что жили в Семиречье.

– Что ты делаешь в моем теле и моей голове?

– Я всегда была с тобой. В некоторых твоих навыках, привычках, мечтах.  Но еще больше – в твоем подсознании. Я – это ты, но в другой эпохе – на рубеже Овна и Рыб.

– Почему ты решила говорить со мной сейчас?

– Приближается тот час, когда ты должна будешь вспомнить –  кто ты и зачем пришла в этот мир. Я – одно из твоих важнейших воплощений, ты с легкостью узнаешь меня в своей судьбе – стоит лишь познакомиться с моей историей.

– Не припоминаю, чтобы слышала о тебе ранее. Расскажи.

– Я единственная дочь царя скифского племени Спаргаписа. Он воспитал меня как истинную царскую наследницу. Научил всему, что умел сам. Верховой езде, битве на мечах, стрельбе из лука, воинской стратегии – умению хранить мир с друзьями и выиграть войну с врагами. Он был очень мудрым правителем и любящим отцом. Ты можешь узнать его и в своем отце.

– Но как? Мой отец не царь.

– Он самый меткий стрелок в кругу охотников до сей поры, в своем преклонном возрасте, не так ли?  На службе в армии имел множество наград за ловкость, смелость и находчивый ум.

– Да, это правда.

– Твой отец всегда был невероятно удачлив, справедливо руководил людьми, нежно влюблен в твою мать и души не чает в тебе с самого твоего рождения. Ты помнишь, куда он обещал отвезти тебя,  когда ты была еще ребенком? О какой местности вы с ним грезили, как о самой прекрасной на земле?

– Да, помню, как мама возмущалась: «Что за глупые фантазии!». Мы с папой мечтали поехать на озеро Иссык-Куль и на Южный Алтай. Он говорил, что там удивительно красиво и приносил журналы с фотографиями. Мы разглядывали их часами, строили планы поездки и представляли себя в…

– … В Семиречье. Долина озера Иссык-Куль – место силы саков-массагетов. Наши шаманы много веков проводили там священные ритуалы.

– ??!!!

– А помнишь, как отец подарил тебе  книгу об удивительных животных из приаральской степи? Ты подолгу всматривалась  во влажно-темные глаза и мечтала, как встретишь их однажды.

– Это была книга о джейранах и сайгаках! Я очень хорошо помню это чувство, как будто уже знала их раньше.

– А какая игра с отцом вызывала у тебя восторженную радость?

– Мы играли в лошадку. Папа становился на четвереньки. Я взбиралась ему на спину и пришпоривала «Но, пошла!». Лошадка закидывала голову и с ликующим «Иго-го!» пускалась вскачь по ковру в гостиной.  Мама однажды прекратила эти игры, строго и беспощадно «Это несерьезно! Она девочка и уже не маленькая!». «Ну и что с того, что девочка? – думала я. – Я бегаю, прыгаю и лазаю по деревьям не хуже мальчишек. К тому же я гораздо умнее и смелее многих из них!». А еще папа с раннего детства брал меня на охоту и учил стрелять из двухстволки. Это было так весело!

– Все, что ты сейчас вспоминаешь – это отпечатки в твоей судьбе когда-то прожитой мною жизни. 

– … А какой была твоя мама?

– Я не знала мать, она умерла при родах. Отец так любил свою красавицу – царицу, что не женился вновь, и я осталась единственным его ребенком. Он говорил, что я унаследовала от матери гордость, проницательность и часть ее красоты. Иногда засматривался на меня с глубокой печалью в глазах, вспоминая свою любимую.  Мне казалось, что ему грустно еще и оттого, что я не слишком похожа на маму внешне. Во мне было очень многое от отца.  Высокий рост, золотистые, слегка  вьющиеся волосы, не по-девичьи крепкое тело. А еще  – любовь к свободе, отвага и острый ум.

– А моя мама едва выжила, когда рожала меня. Роды были очень тяжелыми и по ее воспоминаниям последние десять часов она молила только о смерти. Мама славилась смолоду яркой изысканной красотой, и по сей день сохранила гордую царственную осанку, а уж проницательности ей точно не занимать!

– Расскажи мне о ней. Что запомнилось тебе больше всего?

– Это странно. Не смотря на то, что по рассказам близким  мама много времени проводила вместе со мной, в отличие от отца,  который много работал и ездил в командировки, мои детские воспоминания больше связаны именно  с ним. А мамин образ я иногда даже не могу вызвать в памяти. Лишь редкие моменты.

– Какие, например?

– Помню, когда мне было лет шесть, мама усадила меня к себе на колени и нарисовала Снежную Королеву. Женщину с  гордым лицом, русыми косами, миндалевидными зелеными глазами и с высокой, чуть не до  неба, величественной  короной на голове. Королева казалась мне невероятно красивой женщиной, а мама – гениальной художницей. Я долго хранила этот рисунок, всматривалась в него.  Каково же было мое удивление, когда через несколько лет вдруг обнаружилось, что мама рисовать вовсе не любит и даже не особенно-то и умеет. Рисунок к тому моменту уже исчез.

– Тот рисунок… это был образ моей матери…  Есть еще кое-что важное. Мои дети. Их было трое, двое сыновей и дочь. Мой старший сын, которого я назвала в честь царя Спаргаписа, был смелым и даже отчаянным. Его смерть разорвала мое сердце на части…  Вспомни – разве не испытывала ты сильной боли в груди каждый раз, когда сталкивалась с темой потери сына матерью?

– Да, это происходит всю мою жизнь. Очень, очень сильная боль – как будто битое стекло поднимается со дня моего сердца.

– Эта боль усилена многократно еще и тем, что впав в отчаяние от материнского горя, я позволила гневу завладеть всем моим существом, и совершила страшную ошибку. Я осквернила мой народ. И хотя мне удалось сохранить его свободу, отвоевать право жить на своей земле, вскоре после моей смерти племена саков ослабли, потомки погрязли в раздорах  и царство пало.

– Мне очень жаль…

– Мои дети сейчас рядом с тобой! Мой старший сын – это твой брат. Вспомни – какой подарок он сделал тебе недавно и откуда привез?

– Это аметистовая друза. Брат рассказывал, что увидев ее, сразу же решил подарить матери, но потом передумал и привез ее мне. А купил он ее … в Казахстане, на Южном Алтае.

– Сакским аметистом  назвал меня мой народ. Эта друза – очень важная вещь для тебя. Храни ее бережно, в ней моя сила всегда будет с тобой. Во всякой необходимости сакский аметист защитит и направит тебя на истинный путь.

– А двое других твоих детей, что стало с ними?

– После победы над персидским царем Киром Великим я обрела множество врагов. Задолго до этой войны мой народ принял от персов зороастризм.  А по законам этой религии платой за кровь брата должна стать кровь врага. Мне много лет приходилось прятать детей от кровной мести единоверцев. Когда же я почуяла свой близкий конец, то поручила моей названной сестре-шаманке «спрятать их так, чтобы никто никогда не узнал, что они мои дети». Теперь они рядом с тобой, но никто и не догадывается, что они и в самом деле твои. Ведь пришли к тебе дети необычным образом, не так ли?

– Это правда, я не родила их. Однако с первого взгляда знала, что Они – Мои Дети! …

Томирис, расскажи подробнее о войне. В чем была твоя «страшная ошибка»?

– Я уже говорила, что мой народ принял веру в единого бога Ахура Мазду и пророка его Заратуштру. При этом мы продолжали совершать шаманские ритуалы наших предков. Когда Великий Кир, завоевав полмира, решил хитростью добыть и наши земли, я ответила ему дерским отказом и предложила честную войну. И была война, самая жестокая в ту эпоху. Земля саков сочилась от пролитой крови.

Силы врага значительно превосходили нас по численности и воинскому оснащению.  Все шло к тому, что мы должны были потерпеть поражение. Но первым ошибку сделал Кир. В прошлом честный и справедливый правитель и воин, он поддался уговорам одного из своих советников и организовал коварную ловушку для сакских воинов. Треть войска массагетов, во главе с молодым царевичем Спаргаписом, попала в плен. Мой любимый сын, радость моего сердца, не выдержал позора и убил себя, перерезав горло кинжалом. 

Горе матери помутило мой разум и вызвало страшный гнев. После этого я призвала все скифские племена на совет, который решил защищаться от Кира сообща. Меня избрали главнокомандующим. В последнем бою с Киром решающим ударом стали мои амазонки. С диким воем они вылетели на поле сражения, чем вызвали ужас в глазах врага и сокрушили вражеское войско.

Кир погиб на поле боя, как истинный воин. Но моему гневу не было предела – я приказала найти и обезглавить его тело. Когда голову персидского царя доставили мне, я поступила с ней, как язычница. Бросила в курдюк, наполненный кровью со словами «Ты хотел крови? Так пей же!»

Нарушение целостности тела умершего – одна из самых страшных скверн в зороастризме. И я взяла тяжелую ношу вины на душу свою в последующих воплощениях. Но хуже того – я  осквернила судьбу своего  народа, который любила больше жизни! Дорогая моя, твоя жизнь отчасти тоже стала расплатой за мой грех.

– Каким образом?

– Судьба не давала состояться твоим планам. Тебя словно преследовал рок. Как только ты чувствовала, что набрала силу и готова расцвести максимально, тут же случалось что-то неблагоприятное и сбрасывало тебя с дороги твоих устремлений.

– Да уж…

– Но ты не осталась без защиты и права на искупление. Этой скверны более нет в твоей судьбе! Как нет и препятствий1 на твоем пути.  И помогли тебе в этом  мои посланники … черные собаки.

– ???!!

– Собака – самое священное животное в зороастризме. Существует обряд очищения от скверны, нанесенной мертвой плотью. В течение девяти дней черная собака пристально осматривает и обнюхивает грешника. Далее задача очищающегося  человека – совершать благие дела. Особенно хороши те из них, что связаны с очисткой воды.

Черные собаки всегда были и есть рядом с тобой. Они сами приходили в твою жизнь и делали свою работу. Уже несколько лет ты чистишь воду – всюду, где есть такая возможность. Сейчас ты совершенно  чиста и свободна от скверны!

– Так это скверна и была твоей главной ошибкой?

– На самом деле, она стала тяжелым следствием. Причиной же было предательство. Я предала своего мужа. Моя   гордыня подняла меня над ним во власти. Когда же он простил мне мое своеволие, я возомнила себя всесильной и стала на путь вседозволенности. Я предала мужа, как женщина, согрешила с воином, а затем и приблизила любовника к власти. И именно он предал всех нас во время войны с Киром. Следствием предательства стала гибель сына, следствием его гибели – мой гнев, а следствием гнева царицы –  оскверненная судьба целого народа.

– Что ты сделала с предателем, когда обман обнаружился?

Его голова и голова его сообщника оказались в том самом курдюке, в компании с Киром. И в твоей судьбе он был, предавал и уже наказан за предательство. Ты ведь понимаешь – о ком я говорю, не правда ли, моя дорогая?

– Да. Я понимаю… Скажи, Томирис, что означает твое появление в моей жизни именно сейчас? Должна ли я повторить твою судьбу или что-то исправить в своей?

– Я лишь открыла дверь в твои воспоминания. До сих пор ты боялась прошлого, убегала и пряталась от него.  Но без осознания того,  откуда ты пришла,  тебе никогда не понять Кто Ты Есть, а значит – и не суметь войти в Новое Будущее. Тебе предстоит еще многое вспомнить, понять и принять.

Я принесла тебе весть об освобождении от груза моей вины, что отныне облегчит твой путь.

Я подарила тебе защиту и мудрость скифского аметиста.

Я предостерегаю тебя от чрезмерного стремления к СВОБОДЕ, ибо во всякой чрезмерности есть зерна гордыни.

Я прошу тебя никогда не поддаться соблазну предать того, кто любит тебя.

Я помогу оживить в твоем сердце то качество, которое необходимо тебе сейчас. Имя ему – отвага.

Ты – отважная, твое сердце больше не знает страха!

– Благодарю тебя, царица Томирис.

 


Комментарии:

  • Facebook ()
  • Сайт (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Captcha Captcha Reload