Клин & клин

(во исполнение жизненной миссии)

Накануне вечером посетила меня гениальная мысль. Вспомнив свои прежние опыты преодоления страхов и фантастическое состояние освобождения от оков в такие моменты, я резонно предположила, что достижение бесстрашия в вопросах смерти могло бы открыть во мне бездонный  источник энергии радости.

Усевшись ранним утром за эти письмена, я оживляла в памяти события из прошлого, когда я разделывалась со страхами единственным известным мне способом. Просто брала – и делала Это. Протискиваясь сквозь логику доводов «почему я не смогу». Продираясь сквозь путы сковывающих эмоций. Превозмогая телесные страдания.

Так было, когда я прыгнула со скалы на параплане, спустя пятнадцать лет после полета на АН-24 в грозу. Так было, когда я вновь начала водить автомобиль, спустя десять лет после автомобильной аварии. Так было, когда я решилась создать собственный бизнес, спустя восемь лет после краха своей первой компании…

Я хорошо помню это чувство, будто мне подвластны теперь любые вершины мира. Уверенность в неограниченных возможностях и силе своей личности раскрывает крылья за спиной. Высота вдохновляет, скорость будоражит, а новые начинания возбуждают желание действовать.

Но здесь я уперлась в первый тупик. Как могу я свои привычные навыки работы со страхами применить в данном случае? «Взять и сделать Это» с большой долей вероятности означает, что возврата назад уже не будет. Получив ценный опыт, я не поделюсь им с друзьями, не размещу пост в фейсбуке, не напишу повествование «как я была Там». И уж тем более, не выступлю с пламенной речью перед аудиторией, жаждущей истины.

Что же станет с моей жизненной миссией? Я точно помню, что моя задача рождения на этот раз: «Научить людей не бояться смерти». Вариант «научиться самой» был бы куда проще, но это – не мой вариант. Простых путей не ищем.

Есть и еще одна проблема с моим навыком преодоления страха. Не менее сложная. По прошествии нескольких лет после опытов радикального преодоления фобий, я не могу похвалиться тем, что достигла в тех видах деятельности, с которыми были связаны страхи, существенных результатов. Да что там достижения, в некоторых вопросах я пришла к совершеннейшему фиаско!

Да, я теперь не страдаю аэрофобией, легко переношу поездки на фуникулере и без проблем могу посмотреть вниз с высоты десятого этажа. По сравнению с прежним состоянием – это немалое достижение, но мое желание повторять опыт свободного полета на птичьей высоте всего лишь тлеет на задворках сознания в категории «Может быть когда-нибудь».

История отношений с автомобилями выглядит еще грустнее. Через год после возобновления водительской практики я попала в две аварии, с разницей во времени менее двух месяцев. И как я не старалась затем следовать советам бывалых автолюбителей «главное водить, а страх со временем пройдет», мои мучения за рулем продлились недолго. Я продала свою машину и с тех пор уже два года затаилась в роли пассажира.

Ну, и самая печальная картина, что подъедает мою энергию изо дня в день – это мой так называемый бизнес. Это даже не бизнес, нет  – это клубок моих ошибок, вины, обиды, неудачи,  разочарования и прочих неприятных эмоций, проистекающих из множества негативных опытов.

Сдается мне, что у всех этих непривлекательных следствий есть какая-то однокоренная причина. И похоже на то, что я наконец вычислила ее.

Проблема моих подходов к страхам состоит в том, что я применяю принцип «клин клином вышибают». То есть, чтобы преодолеть полосу с препятствиями, я выбираю самое сложное из них и сразу бросаюсь на эту амбразуру, не будучи достаточно подготовленной для такого прыжка. Обостряя страх до предела, порядком натерпевшись жути, я все же преодолеваю препятствие, но утрачиваю при этом важный ориентир – мотив двигаться дальше. Словно этот скачок и был самой заветной целью.

Выясняется, что мотивом в таких ситуациях для меня есть сам страх – высоты, скорости, рождения нового. А усугубляется основной ужас еще и тяжелым довеском- другим страхом. Что я никогда не избавлюсь от своих страхов. Вот именно этот коварный довесок и гонит в экстремальные обстоятельства, а покидая меня, оставляет по себе  отсутствие смысла дальнейших действий. Нет намерения – нет и движения, а без движения нет результатов.

Вот если бы я прыгала со скалы во имя мечты о полетах, водила автомобиль ради удовольствия от скорости, создавала бизнес во имя радости увидеть свое дитя взрослым, то и дальнейшая судьба моих стараний была бы совершенно иной.

Это же очевидно! Нет будущего у решений, принимаемых из страха. Будущее есть только у проявлений во любви.

Что касается моей сверхзадачи, то я здесь вижу подсказки для себя в своих же собственных опытах. Научить людей не боятся смерти – вовсе не означает бесстрашно ринуться вниз со скалы с криками «Все за мной! Там всем будет счастье!». Служение мое возможно будет длиться долго и в разных проявлениях, о которых я не могу сейчас даже догадываться.

Готовность исполнять свою миссию не должна содержать в себе ни капли страха, что я  «не справлюсь с поставленной задачей». Ответственности – да, страху – нет. Коль дали задание, дадут и возможности выполнить его.

Самая надежная основа для намерения идти по своему пути – это моя любовь к людям. И радость, что могу быть полезной человечеству на его пути.

Если уж и оставить клин, как орудие моего служения, то предпочитаю не тот, который осиновый, а тот, что птичий.

1 комментарий

  1. Да, не до гедонизма кшатриям ))))))))))

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Captcha Captcha Reload

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.