Любопытство – не порок, а…

(во исполнение моей жизненной миссии)

Прежде, чем кого-либо чему-нибудь учить, неплохо бы самой разобраться в тонкостях предмета обучения. Что для меня означает эта тема? Какие я имею личные опыты с ней и могу ли делиться этим с другими людьми? Что еще я должна изучить, познать и испытать в этой области человеческой жизни, чтобы иметь право называться экспертом?

Итак, Смерть. Для начала я хочу исследовать свою динамику отношения к Ней. А отношение это неоднозначное и многократно претерпевало трансформации в картине моего восприятия мира.

Первое устойчивое воспоминание на тему смерти связано с похоронами моей прабабушки. Прародительница едва не дожила до сотни лет. Многие поколения женщин в моем роду отличались завидным долгожительством, и уход до восьмидесяти по сей день считается преждевременным.

Я хорошо помню это событие. Особенно ту его часть, когда я, шестилетняя девочка стояла над телом усопшей и с нескрываемым любопытством рассматривала его. Я совершенно ясно понимала, что то, что представлено сейчас передо мною – не есть человек и никогда им не было. А человек есть нечто совсем иное, и теперь этого нечто здесь уже нет. Но оно не испарилось, не растворилось, не исчезло бесследно. А словно переместилось в другое место. Так что же тогда есть Человек и где теперь его былое священное присутствие?

С тех пор этот вопрос поселился в моей голове и каждый раз заслонял собою все прочие переживания, когда мне доводилось бывать на похоронных процессиях. Я не искала ответов относительно смерти намеренно, но каждый раз испытывала исследовательский зуд, попадая в подобные обстоятельства. Временами неловко становилось за свое состояние: все вокруг неистово  страдают. Правила общественного приличия требуют и от меня поведения, соразмерного ситуации. Но я никак не могу выдавить слезу, и уж тем более – разразится рыданиями. Потому как вся энергия моего внимания переместилась в мыслительный процесс, поиск  ответов на важнейшие для меня вопросы.

В такие мгновения я чувствовала себя ученым, сосредоточившимся на наблюдении ключевого в его исследовании процесса. Думаю, подобное переживает лепидоптеролог, изучающий жизнь и поведение бабочек. В самые сокровенные моменты, когда из закостенелой мумии на свет вдруг появляется изящнейшее существо – воплощение чистого полета и вдохновения, наставник парит рядом со своей подопечной. Как если бы они вместе взмывали ввысь и замирали бы там в невесомости абсолютного света.

Так что там придумал народ по поводу любопытства? «… не порок, а большое свинство» – так кажется?

Ей богу, чем дольше живу на этом свете, тем больше убеждаюсь, что так называемая «народная мудрость» – островок спасение для бестолковой толпы. Железобетонная стена предрассудков, выстроенная в защиту от страхов. Страхов человеческих, но имеющих очевидные корни в животной части нашего происхождения.

Однако всем нам следует помнить, что ни одна даже самая грандиозная стена еще никого и никогда не защитила от такого безупречно очевидного явления, как Смерть.


Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Captcha Captcha Reload

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.