Репинка

сентябрь 2009

Ну, разумеется, я пошла учиться в репинку! А как же иначе? Внутренний ребенок проснулся и немедленно потребовал осуществления его детской мечты.

Выяснилось, что школа предлагает обучение и для взрослых «несостоявшихся художников».  Но мой вход в школу был нестандартным. Меня записали на первый семестр двухгодичной программы для взрослых.

В назначенный день я, окрыленная мечтой, прилетела на встречу с преподавателем и будущими сокурсниками. Но во время этой встречи мне стало невероятно скучно. Дело вовсе не в словах преподавателя о том, что начинать мы будем с простого. «Как затачивать карандаши  и смешивать краски». И даже не в том, что «дальше гуаши мы в текущем году не пойдем».

Проблема была в самом преподавателе. Кисло- занудный дядька, со всеми признаками высокомерия «нераспознанного гения». Моя подруга удачно называет таких «из непонятого».

Я все время ерзала на стуле, поглядывая на седого мужчину  в углу класса, который тихонько разговаривал с женщиной. Они явно говорили о чем-то интересном. И мне так захотелось присоединиться к этому живому разговору!

В какой-то момент меня сдернуло со стула. Сказав «спасибо всем», я попрощалась. Затем направилась к администратору и сообщила, что в этой группе я заниматься не буду. Спросила – что у них есть еще? Администратор явно не хотела упускать потенциального студента и с некоторым сомнением предложила группу второго года у «знаменитого Ленчина». «Как, вы не знаете Ленчина?»

Сомнение ее выразилось в двух аспектах. Во-первых  не факт, что Ленчин возьмет меня к себе в класс. И не факт во-вторых, что мне у него понравится. Ибо манера преподавания у Виталия Ивановича очень далека от академической. Он учит скорее «не рисовать, а видеть», а его собственный стиль в живописи – это кубизм. Этих слов мне было достаточно, чтобы захотеть к Ленчину. Осталось только, чтобы он захотел меня.

Мне было предложено прийти на урок рисунка к Виталию Ивановичу, попробовать себя в его классе и решить с ним совместно – буду ли я продолжать заниматься. Через пару дней я уже сидела у мольберта и изучала постановку «натюрморт с лампой». Оказалось, что Ленчин – это тот самый седой мужчина, который привлек мое внимание в мой первый день в репинке. Выяснилось также, что вместо урока рисунка я попала на живопись, не имя с собой красок. Ни гуаши, ни акварели.

Я не растерялась, а использовала вместо красок пастельные мелки. Примерно через полчаса с начала занятия Ленчин подошел к моему мольберту, посмотрел мельком и вышел из комнаты на несколько минут. Весь урок он ко мне ни разу не обратился  и словно вовсе не замечал.

Уже на выходе я услышала его слова «Зайдите к администратору». Это означало следующее – Ленчин зачислил меня к себе в класс и мне предстоит в ближайшие несколько месяцев узнать все прелести его «скверного характера», о котором ходили легенды. Но все эти скверности с лихвой перекрывает его гений. Гений видения и умения этому видению научить других.

На занятиях в нашем классе я часто встречалась со студентами художественного института и даже с профессиональными художниками. Виталий Иванович многие десятилетия отказывался от предложений преподавать в вузах. «Там уже поздно» – говорит он.  Но некоторых «неиспорченных студентов» он допускает к себе на занятия. Зажигает искры их таланта своим гением.

Я не видела Виталия Ивановича с весны 2010 года. Пока писала эти строки, почувствовала, как остро хочу встретиться с ним вновь. Обязательно сделаю это в ближайшие же дни.

И еще я поняла одну вещь. Во мне встроена какая-то магнитная система, которая притягивает меня к гениальным преподавателям и вообще – к талантливым людям. Не знаю, что это и как это работает, но я очень признательна этому механизму в себе. Именно благодаря ему я проживаю интереснейшую жизнь.

1 комментарий

  1. К большому сожалению этого человека больше с нами нету. Ушел от нас на этой неделе

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Captcha Captcha Reload

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.