Остаюсь

Я была в карпатских горах – дышала хрустальным воздухом, пила кристальную воду, видала очень необычных птиц. Черные совы расселись на камнях и пристально разглядывали что-то в ниспадающем бурлении потока горной реки. Средь бела дня и многочисленной группой – почти как вороны. Все это очень странно…

В какой-то момент я решила вернуться назад – туда, откуда пришла, приехала, прибыла словом. И хотя внутренне оставалось ощущение, что у меня еще «денек предоплачен», я все же собрала вещи – чемоданчик получился увесистый, и направилась в город на железнодорожный вокзал.

На вокзале я увидела  вереницы путешественников, массово желающих покинуть это место. Они мирно стояли в длиннющих змеевидных очередях и ждали каждый своего поезда. Кассы почему-то оказались в высотном здании без лифта, да еще и на одиннадцатом этаже. Я поднималась по легким полупрозрачным лестницам, словно подвешенным посреди высокого света и большого воздуха. Мой неудобный чемоданчик серьезно отягощал подъем – с глухим стуком отсчитывал ступеньки колесиками, обнаружившими свою полную бесполезность в таких вот обстоятельствах движения.

На нужном мне этаже я попала в  темный коридор с узкими нишами-проходами, какими-то тупиковыми аппендиксами и множеством дерматиновых дверей. Я вошла в первую попавшуюся, расположенную справа от входа  – типичная бухгалтерия советского периода: горы пыльных папок и скоросшивателей, засиженное мухами окно, жалкие ветви растений, загибающихся от скуки и острого светодефицита. В довершение картины – две зрелые тетки в мутно-бутылочных платьях-футлярах. Одна из них, видимо рангом постарше, в ответ на мой запрос стала мне предлагать несколько оставшихся билетов. Я рассматривала надписи и обнаруживала незнакомые мне названия городов и довольно высокие цены: 287, 288, 289… Помимо всего прочего, эта совковая кассирша недвусмысленно намекала на бахшиш за остро дефицитный товар. Я искренне возмутилась  – какой мне смысл покупать дорогой билет в неизвестное мне направление, да еще и приплачивать за это. Я отчаянно настаивала на том, что мне нужно вернуться туда, где я была раньше. Тогда бухгалтерша разочарованно поджала и без того тонкие губки и холодно сообщила, что я, видимо, ошиблась – мне следовало пройти в противоположную дверь, налево от входа.

За дверью напротив  я обнаружила комнатку-пенал и двух юных субтильных созданий мужеского полу. Ушлые бегающие глазки, остренькие вынюхивающие носики. Они тут же сообразили, что мне нужно.  Тот, что повыше и постарше, протянул мне заветный билетик. Я удовлетворенно убедилась –  маршрут и пункт назначения верные. Цена  290 сперва показалась немаленькой, но когда я стала присматриваться, нолик вдруг растаял, и на билете осталась другая цифра – 29. Я насторожилась – с чего вдруг такая дешевизна? В чем тут подвох? И тогда низкорослый проговорился.

– Ну, сами должны понимать, что такая цена может быть только в одном случае. Когда билет фальшивый. – Помилуйте, но меня же могут высадить! – А это уж как повезет, могут высадить, а могут и не высадить. – Увы, не с моим счастьем рассчитывать на фарт. – Ну, как хотите…

Оказавшись в точке выбора между: уехать задорого незнамо куда или направиться туда, где я была раньше, но по фальшивому билетику,  я решила вообще никуда не ехать.  Еще один день пребывания здесь у меня точно оплачен, а там – будь что будет.

Уже на выходе из этого странного здания обнаружилось отсутствие надоедливого чемоданчика. Видимо, я оставила его где-то невзначай между комнатками горе-сбытовиков.

Я проснулась с забытым ощущением,что мои руки свободны.  Прежняя тяжесть выбора вдруг сама собою исчезла.  На ее месте образовалась легкость и доверие всему происходящему.

Я встала, оделась и пошла тащить свои чемоданчики, рюкзачки и прочие утяжелители моего путешествия по жизни…

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Captcha Captcha Reload

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.